Если видишь на картине... (о портрете Павла I работы С. Щукина)



За портрет императора Павла I художник Степан Щукин в 1797 г. получил звание академика. Причем интересно, что этот сдержанный, далекий от канонов традиционных парадных портретов, был одобрен самим Павлом I. Существует два авторских варианта: в рост и поколенный. И именно это изображение императора считается наиболее похожим, более того, по мотивам этого портрета скульптором И. Витали был исполнен памятник Павлу I, который по приказу его сына, Николая I, установлен в любимой резиденции Павла, Гатчине, в 1851 г.

На портрете Павел I изображен в мундире офицера лейб-гвардии Преображенского полка: в кафтане темно-зеленого цвета с красным воротником и позолоченными пуговицами; на рукавах — шитые золотом петлицы. И это неслучайно. Преображенский полк, любимое «детище» Петра Великого, сформированный им из потешных царского села Преображенского, занимал особое место в русской гвардии. Достаточно сказать, что шефами Преображенского полка были все русские императоры. Другие детали были характерны для офицерского костюма того времени. На шее — белый галстук и манишка. На руках — замшевые перчатки. На поясе — серебряный офицерский шарф с черно-оранжевыми полосами, который был одним из основных форменных отличий офицеров и генералов. При Павле носился на поясе (раньше, еще, бывало, при Екатерине – через плечо). На голове — треугольная шляпа с золотым позументом и белым плюмажем. Прическа пудреная, с косой и завитыми буклями над ушами. Правая рука опирается на трость с петлей из золотой ленты с двумя кистями. Трости носили капралы, унтер-офицеры, офицеры. Так же трость была обычным мужским аксессуаром того времени.

Особое значение имели награды, изображенные на портрете. Через правое плечо — голубая лента ордена Святого Андрея Первозванного; на левой стороне груди — звезда того же ордена. Это первый российский орден, высшая награда империи до 1917 г. Интересно, что в 1797 г. император Павел I подписал особое установление, которое стало первым официальным статутом императорского ордена Святого апостола Андрея Первозванного, также он узаконил награждение всех младенцев мужского пола — великих князей этим орденом при крещении.
Под лентой Андреевского ордена — звезда ордена Святого Владимира, учрежденного Екатериной II в 1782 г.; на шее — крест ордена Святой Анны. А этот орден имел для Павла I особенное значение. Он был учрежден герцогом Карлом-Фридрихом Гольштейн-Готторпским в память его безвременно умершей супруги, царевны Анны Петровны, дочери Петра I. И когда их сын, будущий император Петр III, был вызван ко двору своей тетки, императрицы Елизаветы Петровны, он привез в Россию орден св. Анны. В день коронации Павла I этот орден был причислен к государственным. Им Павел I особенно дорожил, ведь он был связью с его отцом и бабушкой, дочерью Петра Великого, зримым доказательством семейной преемственности.

Айсулу Шукурова, хранитель Фонда живописи, старший научный сотрудник ГМЗ "Гатчина"

Секрет старинного ружья

Коллекция старинного оружия Гатчинского дворца
Кремневое револьверное ружье (г. Тула, 1760-70-е гг., мастер Архип Леонтьев)

Рассказывает Евгений Родионов, хранитель Фонда оружия, старший научный сотрудник музея-заповедника «Гатчина»:

«Кремневое револьверное ружье, изготовленное в г. Туле известным мастером Архипом Леонтьевым в 1760-70-е гг., отличает роскошное декоративное убранство – инкрустация металлических деталей золотыми цветами и гирляндами, а ложи серебряной проволокой. Это сразу же показывает, что оружие предназначалось не для войны, а для более приятного времяпрепровождения - охоты или стрельбы в цель (впрочем, в XVIII веке эти занятия нередко совмещались, когда животные выполняли роль мишеней).



Несомненно, его владелец должен был быть весьма состоятельным, и при этом, вряд ли это был взрослый мужчина – размеры и калибр ружья заметно меньше, чем у обычного оружия того времени (общая длина 11 см, калибр 11 мм). Возможно, оно предназначалось знатной даме, для которой охота считалась вполне подобающим развлечением, но, гораздо более вероятно, его первым хозяином был сам юный великий князь Павел Петрович, впоследствии император Павел I - уровень исполнения ружья вполне соответствующий, а в документах, описывающих коллекцию оружия Гатчинского дворца, оно числится уже с 1793 г.
Конструкция ружья не совсем обычна – она основана на принципе револьвера, когда к казенной части ствола примыкает вращающийся барабан, в котором расположены отверстия (в данном случае шесть), для помещения пороховых зарядов и пуль. Это дает возможность, предварительно снарядив барабан, существенно сократить время, необходимое на перезарядку оружия. Такая система использовалась русскими оружейниками уже с первой половины XVII века, и имела немало различных вариаций, более или менее удачных.
Главной деталью конструкции ружья является замок – механизм, с помощью которого осуществлялось воспламенение порохового заряда в стволе, отчего происходил выстрел. Здесь это так называемый французский кремневый замок, изобретенный французским мастером Мареном ле Буржуа в начале XVII в., и, благодаря своей простоте и надежности, использовавшийся в Европе вплоть до середины XIX в. Его принцип действия заключается в высечении искр ударом кремня об огниво. Искры должны поджечь небольшую порцию затравочного пороха, от которой уже воспламеняется основной заряд в стволе.



Огниво – это Г-образная деталь в правой части замка. Снизу ее прижимает V-образная подогнивная пружина. Огниво может находиться в двух положениях – открытом (как на фотографии) и закрытом, когда оно перекрывает сверху затравочную полку. В левой части замка находится S-образный курок, на верхнем конце которого находятся две губки, между которыми зажимался кремень (кремень не сохранился, что вполне типично для старинного кремневого оружия).
Когда оружие готово к выстрелу (заряжено и взведен курок), при нажатии на спусковой крючок курок под действием мощной боевой пружины, расположенной на внутренней стороне замка и поэтому не видной, поворачивается так, что кремень сильно ударяет по огниву (как будто клюет его), огниво откидывается вперед, открывая затравочную полку, на которую попадают высеченные от удара кремня искры. Искры воспламеняют затравочный порох, от которого огонь попадает к основному заряду в барабане, и следует выстрел. После этого стрелку надо провернуть барабан вручную, чтобы напротив ствола оказалось отверстие с неиспользованным зарядом, зафиксировать барабан в таком положении пластинкой на верхней стороне ствола, взвести курок на предохранительный взвод, досыпать порох на затравочную полку, закрыть полку, взвести курок на боевой взвод – и можно снова стрелять. Хотя перечислять все эти действия долго, на них уходило гораздо меньше времени, чем на заряжание обычного ружья, что давало стрелку заметное преимущество.



Конечно, такой конструкции были присущи и недостатки. Она была сложной в изготовлении и оттого дорогой, точность стрельбы обычно была ниже, чем из обычного ружья, а риск поломки или осечки – больше, так что весьма долго револьверное стрелковое оружие не было востребовано в армии, находя свое применение на охоте. Но, конечно, богатый заказчик мог позволить себе такое качество исполнения оружия, при котором все эти недостатки сводились к минимуму.
Отдельно хочется сказать о декоре этого ружья – это инкрустированные золотом на железных деталях розы в виде отдельных цветов и целых гирлянд. Именно такой орнамент больше всего полюбился тульским мастерам во второй половине XVIII в., по которому их произведения очень легко узнать. Рассмотренное нами ружье являет собой гармоничное сочетание эффективной конструкции и роскошного, но стилистически выдержанного оформления».

Любимый художник Александра III

Рудольф Френц (1831-1918)- российский художник и живописец немецкого происхождения. Он родился в Берлине, окончил Берлинскую академию художеств. В 1857 г. переехал в Санкт-Петербург, где писал портреты на заказ. Френц исполнял заказы великого князя Николая Николаевича-старшего, сопровождая его в путешествиях по стране. Писал охотничьи сцены для великого князя Владимира Александровича.
Но самый яркий и плодотворный период жизни художника оказался связанным с Александром III, начиная еще с того времени, как он был еще Наследником.



Френц Р.Ф. Две борзые собаки. Дерево, масло, 47 х40.
Картина из Кабинета великого князя Георгия Александровича, утрачена в период Великой Отечественной войны.

Френц поселился в Мариенбурге, рядом с Егерской слободой, «столицей императорской охоты». Пожалуй, это было действительно идеальное место для такого художника, как Френц, поскольку больше всего он любил писать собак и лошадей. Он был дружен с егерями Императорской охоты и со знаменитым главным ловчим царской охоты Владимиром Робертовичем Дицем, и возможностей наблюдать охотничьих собак, внутреннюю жизнь псарен и конюшен, у Френца было предостаточно. Но, пожалуй, излюбленной «моделью» Р. Френца были, всё же, собаки. Он великолепно знал особенности анатомии этого животного, его повадки и характер. Френц был лучшим «собачником» среди русских анималистов. Знаменитые френцевские борзые и гончие — всё это, в сущности, портреты питомцев царской псарни.



Френц Р.Ф. Две собаки. Дерево, масло, 58 х 58.
Картина из Кабинета великого князя Георгия Александровича, утрачена в период Великой Отечественной войны.


Без сомнения, Рудольф Френц был одним из любимых художников Александра III: император покупал у художника картины сам, без посредников. Работы Р.Ф. Френца были не только в комнатах самого императора, но и его членов его семьи.

Айсулу Шукурова, хранитель Фонда живописи, старший научный сотрудник ГМЗ "Гатчина"

Художник Г. Х. Гроот (1716-1749). 300 лет со дня рождения.

10 января 2016 года исполнилось 300 лет со дня рождения одного из самых интересных художников, творчество которых относят к такому специфическому явлению в русском искусстве, которое называют «россика». Реформы Петра I затронули все стороны жизни России, царь стремился на отечественной почве «привить» традиции светского европейского искусства. Государь сам приглашал иностранных мастеров работать в Россию, и немецкие, французские, итальянские художники приезжали в загадочную Московию, выполняли заказы императорского двора, а для многих из них Россия становилась новой родиной.

Георг Христоф Гроот родился в Штутгарте в семье придворного художника герцога Вюртембергского Эберхарда IV Людвига. Первые уроки живописи он получил от своего отца, Иоганна Христофа, и мастеров знаменитой фарфоровой мануфактуры в Людвигсбурге. Позже Георг Гроот учился в Дрездене у Адама Маниоки, придворного живописца саксонского курфюрста, работал в Праге.

Поворот в судьбе художника случился, когда его пригласил в Ревель Ульрих Фридрих Вольдемар Левендаль, в то время Эстлядский генерал-губернатор. Интересно отметить, что жизненный путь самого Левендаля мог бы послужить сюжетом авантюрного романа. Его отец при дворе саксонского правителя исполнял обязанности обер-гофмаршала и кабинет-министра. У.Ф. В. Левендаль успел повоевать в австрийской и саксонской армиях. Позже по протекции Х.А. Миниха был принят на службу в русскую армию с чином генерал-лейтенанта, и в 1740-1743 годах был Эстляндским генерал-губернатором, надзирал за строительством Ревельского порта. После того, как в 1743 году генерал Левендаль уехал из России, он получил графский титул в Саксонии, потом перешел на службу к королю Франции, успешно воевал под французскими знаменами в Эльзасе и Нидерландах, стал маршалом Франции. Головокружительная карьера!

Однако на портрете, написанном в Ревеле Георгом Гроотом, мы видим добродушного человека, в домашнем колпаке и халате, который мирно пьет чай с супругой. Художник мастерски выписал бархат, парчу и мех одежд, а блеск изящных фарфоровых чашек заставляет вспомнить, что в молодости Гроот учился у мастеров росписи фарфора.

Гроот-Левендаль с женой.jpg

Гроот Г.Х. Портрет генерала Левендаля с женой.

Видимо, портрет понравился могущественному заказчику, и Левендаль составил протекцию художнику. Георг Христоф Гроот в 1741 году приехал в Санкт-Петербург и был принят на императорскую службу.

Первоначально Гроот был рекомендован в качестве придворного живописца принцессе Анне (Анне Леопольдовне). Но даже совершившийся государственный переворот, когда на престол взошла Елизавета Петровна, не изменил положения художника при дворе. Гроот писал портреты самой государыни и столичной аристократии. По словам академика Якоба Штелина, он «обладал особой силой в писании портретов и в колорите, а также в изображении пышных одежд».

И эти качества живописца Гроота замечательно сказались в гатчинском портрете императрицы Елизаветы Петровны, написанный около 1744 года. Это полотно можно назвать образцом парадного портрета. Елизавета Петровна изображена в полном блеске своей легендарной красоты, в пышном платье с государственными регалиями и мантией.

Здесь каждая деталь — символ. Например, на правой руке императрицы, которой она изящно, двумя пальчиками, держит золотой скипетр, хорошо виден браслет с портретом её отца, Петра Великого, рядом на красной бархатной подушке лежит держава. Голова Елизаветы Петровны увенчана короной, в прическе сверкают бриллиантовые украшения, на груди — цепь Ордена Андрея Первозванного.

Гроот Г.Х. Портрет
императрицы Елизаветы Петровны.


Также около 1742 г. Гроот написал портрет наследника императрицы Елизаветы – великого князя Петра Федоровича. Сын царевны Анны Петровны от брака с герцогом Карлом-Фридрихом Гольштейн Готторпским приходился русской императрице родным племянником.

В начале 1742 года он был привезен в Россию, крещен в православную веру. Видимо, в эти первые иесяцы и был написан гатчинский портрет. На нем великий Петр Федорович еще не вполне русский великий князь, а больше Гольштейн-Готторпский герцог. Налицо все признаки немецкого барочного портрета: блестящие латы с золочеными украшениями, парчовая мантия, отделанная горностаевым мехом. На шее юного Петра Федоровича — лента Ордена Андрея Первозванного, высшего ордена Российской империи, и знак Ордена Святой Анны, тогда еще Голштинский орден, учрежденный в 1735 году овдовевшим герцогом Карлом-Фридрихом в память умершей супруги Анны Петровны.

И сейчас портреты кисти Гроота-ст. являются гордостью Гатчинского дворца-музея, неизменно привлекают восхищенное внимание зрителей.

А. Э. Шукурова, хранитель фонда живописи ГМЗ "Гатчина"

Мои твиты

Tags: